yokozuna: (Default)
[personal profile] yokozuna


Готовьтесь, сейчас будет очень много букв. И если кто-то воспримет написанное, как личное оскорбление, то это не случайно, а вполне себе даже намеренно. Итак, приступим, помолясь.
Эпиграф: Где Ваша родина, Маргадон?
Я не люблю родину. Не люблю не в смысле что ненавижу, а в смысле не считаю, что географическая точка, где произошло такое крайне случайное событие, как моё появление на свет, имеет какое-то, святой, сакральный или великий смысл. Не испытываю к этой местности никаких возвышенных чувств. Так же не понимаю, как это гордиться своей страной, своими предками или своей национальностью. Это всё равно, что гордиться своей поджелудочной железой. Лично я предпочитаю гордиться либо собственными достижениями, либо достижениями своих детей.
Не люблю я родину хотя бы потому, что страны, где я родился, вырос и сформировался, как личность, уже давно нет на карте. А любить покойника, который к тому же был зачастую довольно мерзок, немного странно, не так ли? Мне, конечно, сразу начнут указывать, что режим, правительство, социальный и экономический строй — это одно. А родина это совсем другое. А вот фиг вам, дорогие любители родины. Формирование личности и происходит при непосредственном участии политических, экономических, социальных, культурных, идеологических и других факторов, напрямую зависящих от сиюминутной ситуации в стране, т.е. от правительства на данный конкретный момент. Это может не слишком заметно в какой-нибудь Италии, где за 70 послевоенных лет сменилось более 60 правительств. Но зато очень хорошо видно, когда в стране меняется социальный строй или идеологическая парадигма. При этом мгновенно начинают формироваться личности с системой ценностей и приоритетов полностью отличных от прежних. И буквально за несколько лет родину уже и не узнать.
В нормальном государстве от гражданина никакой любви не просят. Его просят работать, исполнять законы, размножаться и не болеть по возможности. В обмен на это государство предоставляет гражданину права и защиту этих прав. Все. Никакой любви в рамках этих отношений не предусмотрено.
Но как только какое-нибудь государство начинает называть себя родиной и тем либо иным способом пропагандировать любовь к себе, это всё. Сливайте свет, тушите воду, готовьте вазелин. Потому, что вас обязательно поимеют. В самом лучшем случае родина запустит руку к вам в карман. В среднем случае вы отдадите свой долг родине (хотя вы у неё ничего взаймы не брали) несколькими годами жизни. Причём чаще всего это будут самые лучшие, молодые годы, которые можно было бы потратить на учёбу, к примеру. Отдать эти годы заставляют под страхом уголовного наказания, т.е. вы поступаете к любимой родине в узаконенное рабство. Иногда за это можно получить небольшое материальное возмещение, но, учитывая, что деньги ресурс возобновляемый, в время — нет, причем именно любимая родина устанавливает, как и время рабства, так и размер возмещения, то мне такой обмен кажется сильно неравноценным. В худшем случае за защиту интересов любимой родины вы заплатите здоровьем или жизнью, возможно за мизерную компенсацию. А в чём именно заключаются интересы родины, как раз правительство и решает (сюрприз!).
Нет никакой любви к родине, уходящей в глубь веков. По той простой причине, что там, в этой мутной глубине могла быть совсем другая родина. Что считать родиной родившимся во Львове, к примеру? Или в Калининграде, которому, в отличие от города Калинин, так и не вернули историческое название? А про Стамбул, обе Америки и Сибирь я вообще молчу. И когда начинаешь на минутку задумываться на эту тему, то с удивлением обнаруживаешь, что так называемая «любовь к родине» состоит из миленьких воспоминаний ушедшего детства, чувств к родственникам и друзьям, комплексов различной степени погружённости, стадного инстинкта и примитивной пропаганды, усиленно вдуваемой в мозги для манипулирования вами с помощью всего вышеописанного. А если кто-то любит обнимать берёзки и целовать чернозём, то с этим уже к специалисту.
С приходом этого понимания возникает извечный русский вопрос: что делать? И ответов, как и надписей на пресловутом камне, соответственно, три.
Первый. Сидеть на жопе ровно. Ругать правительство по кухням и интернетам. Всё равно ничего не изменится. А если и изменится, то лет через 25-50. Да и то вовсе не факт, что к лучшему.
Второй. Занимать активную жизненную позицию. Громко протестовать. Ходить на демонстрации. Устраивать акции различного типа. Посидеть за свои идеалы в тюрьме. Шансы на перемены к лучшему см. пункт первый.
Третий. Чемодан, вокзал, где лучше, там и родина.
Теперь перейдём к персоналиям.
Россия. В ней я никогда не жил. Для меня Россия, хоть и самый большой, но не более чем осколок развалившейся империи, пытающийся изо всех последних силёнок вернуть хотя бы тень былого влияния. За счёт любителей родины, само собой. Как же иначе?
Украина. В независимой Украине я прожил от силы года полтора и практически всё это время занимался подготовкой к отъезду. Было у меня сильное подозрение, что ничего хорошего, во всяком случае в ближайшие несколько лет, эту страну не ждёт. Подозрение это на протяжении последних 25 лет оправдалось. Я уже отмечал, что родился в СССР. А современное государство Украина похоже на УССР примерно так же, как Иран при шахе на Иран при аятолле. И то, что происходит там в последние годы в моё понимание родины никак не вписывается. Посудите сами. Сначала осуждённый рецидивист становится лидером одной из ведущих политических партий. После чего его хватают за руку на фальсификации выборов (ой, сюрприз!). Затем тут же назначают премьер-министром, потом выбирают президентом и после этого с песнями свергают по причине тотального воровства и взяточничества (ой, снова сюрприз!). А после этого символ этого самого воровства — золотой батон — тоже украл кто-то из свергателей. Причём прокуратура закрывает расследование. Кафка в гробу вращается, как пропеллер.
А наличие в стране одновременно проспекта Бандеры, факельных шествий с антисемитскими лозунгами и премьер-министра с фамилией Гройсман вообще вызывает не любовь, а когнитивный диссонанс. И чем дальше в лес, тем злее партизаны. Я сожалею о том, что там происходит, я желаю, чтобы у них всё наладилось, как можно скорее. Но любить происходящее у меня никак не получается. Да, судя по тому, что у них там происходило за последнюю четверть века, они и сами себя не очень любят.
Далее по списку у нас историческая родина. То бишь Израиль. Его полагается любить за то, что когда-то, пару тысяч лет тому там жили мои предки, какие-то древние евреи.
Но уже если быть точным, то мои предки, а именно ашкензские евреи, сформировались в Западной Европе. С остальными группами евреев, согласно последним утверждениям генетиков (продажная девка империализма, ага), они разошлись около 2500 лет тому. За это время возникли и исчезли десятки народов. Славяне, к примеру, разошлись гораздо позже. Некоторые утверждают, что ашкеназы вообще произошли от хазар, которые даже не семиты ни разу и никакого отношения к Израилю тем более не имеют. Общего с Израилем у ашкеназов много сотен лет была только религия. Подавляющее большинство евреев предпочитают в Израиле не жить. Я уж тогда предпочту любить Западную Европу. В Норвегии, говорят, рыбалка хорошая.
Тем более, что все мы вышли, как говорят, из Африки. Даже три раза вроде бы оттуда выходили. Почему никто не любит Африку? Вообще, идея того, что люди выбирают произвольную точку на карте, произвольную точку на временной шкале и начинают усиленно любить или ненавидеть пересечение этих точек, мне кажется немного странной.
Конечно, Израиль помог мне в сложной ситуации и я ему за это благодарен. Но мне и банк помог в сложной ситуации и я ему тоже благодарен. Но это не причина любить банк или считать его исторической родиной. Тем более, что как и банку, я вернул Израилю всю оказанную мне помощь с большими процентами. С очень большими процентами. Больше, чем в банке. Поэтому имею полное право сказать, что мне не понравилось ни местоположение этого банка, ни принципы отбора клиентуры, ни уровень общения обслуживающего персонала с клиентами, а клиентов друг с другом и много чего ещё. Как по мне, так если клиенту не понравился банк, то это не проблема клиента.
Что в Израиле действительно хорошо работает, так это пропаганда любви к нему. Настолько хорошо, что люди, годами ждавшие от Канады документов и потратившие тысячи (иногда десятки тысяч) долларов чтобы покинуть Израиль и вывезти оттуда своих детей, до сих пор утверждают, что любят его. Эта тема заслуживает отдельного и подробного освещения. И я как-нибудь этим займусь. А сейчас переходим к Канаде.
Канаду я люблю. Примерно как Гиви помидоры. В смысле жить в ней люблю, а так нет. На сегодняшний день Канада — это лучшее из того, что я могу получить в плане местожительства. Конечно, Канада не идеальна. И розовые единороги не скачут по радуге и тут. Но, выражаясь спортивными терминами, в общем зачёте положительные эмоции пока побеждают отрицательные. А жизнь в Канаде намного ближе к моему пониманию об отношениях гражданина и государства, чем в остальных странах, где мне довелось пожить. Однако если вдруг она попытается решать какие-то свои проблемы за мой счёт, то, по минимуму, я буду очень сильно стараться откосить, а по максимуму постараюсь свалить как можно подальше. К счастью, ничего похожего в ближайшей перспективе не наблюдается и это меня крайне радует.
Понимаю, что после всего вышесказанного я могу услышать в свой адрес такие эпитеты, как «мерзавец» и «беспринципная сволочь». Вынужден не согласиться. Как мерзавец и сволочь я весьма принципиален. И мои принципы основаны на том, что мне плевать на коммунизм, социализм, капитализм, демократизм, патриотизм, сионизм, украинизм, иудаизм, сепаратизм, фанатизм и всякие другие измы, если они не помогают сделать мою жизнь и жизнь моих близких спокойнее, безопаснее и благополучнее. Можете назвать меня приспособленцем. Для меня это комплимент. Напоминаю, что именно приспособленцы победили в эволюционной борьбе, а вот те, кто не захотел или не смог приспособиться получили премию Дарвина.
Почему я отношусь ко всем этим родинам именно так? Да всё очень просто. Все эти и разные другие идеалы были придуманы и используются для манипулирования людьми. А всякие руководители родины крупного, среднего или мелкого масштаба, увлечённо рассказывающие нам с экранов об этих идеалах, на самом деле в них не верят. Достаточно посмотреть на Зюганова со свечкой в церкви. На банковские активы друзей Путина. На золотой батон Януковича. На фабрики Порошенко. На тюремные сроки президента Израиля за изнасилование и премьер-министра за коррупцию. И министра внутренних дел за то же самое (этот ещё и религиозный якобы), который после отсидки снова умудрился занять высокое кресло.
На бомбёжки гражданских Сирии и Ирака. На спонсирование всяких негодяев разной степени мерзости. На демократию на крыльях ракет. Ну и так далее.
Вот поэтому я не верю тем, кто рассказывает мне, как хорошо я буду жить через много-много лет, если сильно возлюблю родину. Один раз мне это уже обещали. Преемники тех, кто обещал, теперь стоят со свечкой в церкви. А у меня, между прочим, этих лет не так уж и много. И я хочу жить хорошо прямо сейчас, не дожидаясь, пока умрут эмир, ишак или я сам. Ну прямо как те, кто обещает это самое светлое будущее. Они же, по какой-то странной причине (я её уже озвучил, кстати), не хотят дожидаться исполнения собственных обещаний, а хорошо живут прямо здесь и прямо сейчас.
Собственно на этом и сказочке конец, а кто слушал — молодец. Живите хорошо здесь и сейчас и не позволяйте вливать вам в уши всякую хрень о любви к родине. Родина там, где вам хорошо.
С вами, как обычно, был ваш любимый сказочник Йокозуна

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789 101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 02:37 am
Powered by Dreamwidth Studios